Исследования мозга пациентов с синдромом хронической усталости показали наличие нарушений (Study finds brain abnormalities in chronic fatigue patients)

http://med.stanford.edu/news/all-news/2014/10/study-finds-brain-abnormalities-in-chronic-fatigue-patients.html

Исследователи-радиологи открыли, что в мозге пациентов с синдромом хронической усталости уменьшается количество белого вещества, а также в нём присутствуют аномалии.

Визуализирующее исследование, проведённое исследователями медицинской школы стэндфордского университета, позволило обнаружить отчётливые различие между мозгом людей с хронической усталостью и мозгом здорового человека.

Исследования могут привести к более определённому диагнозу синдрома и возможно также позволят вскрыть основной механизм процесса болезни.

Пациенты с СХУ нередко сталкиваются с ошибочными описаниями их состояния или даже подозрениями в ипохондрии, прежде чем получить диагноз СХУ. Обнаруженные в опубликованном 29 октября в Radiology нарушения могут помочь разрешить эти проблемы, как говорит автор исследования Michael Zeineh, доктор медицины, доктор философии, доцент радиологии.

«Используя три сложных методологии визуализирующих исследований, мы обнаружили, что мозг пациентов с СХУ отличаются от здоровых людей как минимум в трёх аспектах«, — говорит Zeineh.

С СХУ сталкивается от 1 до 4 миллионов людей в Америке, и множество миллионов людей по всему миру. Сложно определить точное количество случаев, потому что вообще сложно поставить диагноз. Хотя все пациенты с СХУ разделяют один общий симптомы – разрушающую постоянную усталость, которая держится более шести месяцев – дополнительные симптомы могут различаться у разных людей, и часто совпадают с симптомами других состояний.

Научный вызов.

«СХУ – один из самых серьёзных научных и медицинских вызовов нашего времени», — говорит ведущий автор исследования Jose Montoya, доктор медицины, профессор в области инфекционных болезней и географической медицины. «Симптомы заболевания часто включают в себя не только опустошающую усталость, но также боль в суставах и мышцах, выводящие из строя головные боли, пищевую интолерантность, боль в горле, увеличение лимфоузлов, желудочно-кишечные проблемы, нарушения кровяного давления и пульса, гиперчувствительность к свету, шуму и другим сенсорным раздражителям».

Комбинация симптомов может разрушать жизнь пациента на протяжении 10, 20, даже 30 лет, говорит Montoya, который в попытках выявить базовый механизм синдрома несколько лет наблюдал 200 пациентов с СХУ. Он надеется повлиять на ускорение развития более эффективного лечения, чем существует сейчас.

«В дополнение к потенциально обеспечивающим возможность постановки диагноза СХУ биомаркёрам, которые мы искали не один десяток лет, результаты обещают позволить идентифицировать область или области мозга, где болезнь нарушает центральную нервную систему«, — говорит Montoya.

«Если вы не понимаете болезнь, вы играете в дартс вслепую», — говорит Zeineh. – «Мы спрашивали себя, может ли визуализация мозга показать конкретные различия между пациентами с СХУ и здоровыми людьми. И как ни удивительно, она показала».

Стэндфордские исследователи сравнили томограммы головного мозга 15 пациентов с СХУ, выбранных из группы пациентов, за которыми наблюдал Montoya, с 14 здоровыми волонтёрами, соответствующими по возрасту и полу без истории усталости или других состояний, вызывающих схожие с СХУ симптомы.

Три ключевых результата.

По словам исследователей, анализ выявил три стоящих внимания результата. Во-первых, МРТ показало, что в целом состав белого вещества мозга у пациентов с СХУ в сравнении с мозгом здоровых людей, меньше. Термин «белое вещество» относится к длинным системам нервных волокон, проводящим сигналы через скопления «серого вещества». Области последнего отвечают за переработку информации, тогда как «белого вещества» – за перенос информации из одной части мозга в другую.

Результаты не были абсолютно неожиданными, говорит Zeineh. Считается, что при СХУ происходит хроническое воспаление, вероятно как затянувшийся иммунологический ответ на пока ещё не выявленную вирусную инфекцию. Воспаление же, в свою очередь, особенно разрушающе действует на белое вещество.

Но второй результат оказался полностью неожиданным. Используя усложнённую технику — диффузионно-тензорную методику визуализации, которая особенно подходит для оценки сохранности белого вещества – Zeineh и его коллеги обнаружили стойкие нарушения в определённой части нервного пути в правом полушарии мозга пациентов с СХУ. Этот путь, который соединяет две части мозга – лобную долю и височную долю —  правый дугообразный нервный пучок  arcuate fasciculus, и у пациентов СХУ в нём, по всей видимости, возникают нарушения.

Более того, есть значительная корреляция между степенью нарушений в правом arcuate fasciculus пациентов с СХУ, и тяжестью состояния пациента, оцениваемом стандартным психометрическим тестом для оценки усталости.

Правое vs левое.

Хотя функционирование правого arcuate fasciculus всё ещё в чём-то загадочно, его двойник в левом полушарии был широко исследован. Левый arcuate fasciculus соединяет две языковых области левой стороны мозга, области Вернике и Брока, структуры серого вещества на расстоянии нескольких сантиметров. Эти две структуры играют важную роль в понимании и генерации речи соответственно. У правшей за организацию речи практически всегда отвечает левое полушарие, но точная сторона (правая или левая) и нахождение области, ответственной за производство и понимание речи у левшей известно не так точно. (Иногда говорят, что мозг левши – эксперимент природы). Так что не очень правильно объединять результаты томограмм мозга правшей и левшей. И конечно, результаты, показавшие аномалии в правом arcuate fasciculus у правшей были смутными, пока не были исключены томограммы двух левшей-пациентов и четырёх левшей из контрольной группы.

Эти наблюдения были подкреплены третьим результатом: сгущение серого вещества в двух областях мозга, связанных правым arcuate fasciculus, у пациентов с СХУ в сравнении с контрольной группой. Соответствие этих результатов с наблюдаемыми аномалиями в белом веществе, прилегающем к этим областям, позволяет говорить о малой вероятности случайности этих обнаружений, говорит Zeineh.

Он добавляет, что хотя эти результаты были довольно надёжными, они нуждаются в подтверждении. «Это исследование – только начало», — говорит он. – «Оно показывает нам, куда смотреть». Учёные планируют этапы значительно более крупного исследования.

Соавторами Стэндфордских учёных стали James Kang, доктор медицины, теперь нейрорадиолог на Гавайях; бывший профессор радиологии и глава нейрорадиологии Scott Atlas, доктор медицины, теперь старший научный сотрудник в Stanford-affiliated Hoover Institution, профессор радиологии и психиатрических и поведенческих наук Allan Reiss, доктор медицины; ведущий научный сотрудник Mira Raman; помощник Jane Norris; научный ассистент в области социальных наук Ian Valencia.

Исследование было поддержано GE Healthcare и CFS Fund, расположенном в Stanford Department of Medicine’s Division of Infectious Diseases.

Информация об отделении радиологии в Стэнфорде, которое также поддержало эту работу, доступна на http://radiology.stanford.edu/.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s